Christianos.RU - Газета «ПРАВОСЛАВНЫЙ» Понедельник, 19 февраля

Поиск:
  БОГОСЛОВИЕ |  ДОКУМЕНТЫ |  КТО ЕСТЬ КТО     ССЫЛКИ |  ФОРУМ |  КОНТАКТЫ  

ЦЕРКОВЬ
КОНФЕССИИ
ВЛАСТЬ
НАЦИИ
ОБЩЕСТВО
ЭКОНОМИКА
БЕЗОПАСНОСТЬ
БОГОСЛОВИЕ
МАСС-МЕДИА
КТО ЕСТЬ КТО
АВТОРСКАЯ КОЛОНКА
ДОКУМЕНТЫ
ССЫЛКИ

  КТО ЕСТЬ КТО

Осипов Алексей Ильич
(р. 1938), профессор Московской духовной академии.

  Версия для печати
О неправославном учении профессора Московской Духовной Академии А.И. Осипова

О неправославном учении профессора Московской Духовной Академии А.И. Осипова

В лекциях профессора Московской Духовной Академии А.И. Осипова, распространяемых в виде магнитофонных записей, им излагается учение, в корне отличное от православного.

Это учение содержит в себе три основных положения:

1) нет и не бывает никакого наказания от Бога за грехи;

2) первородный грех не есть вина каждого человека пред Богом;

3) первородный грех - это природное следствие грехопадения Адама и Евы.

Исходя из этих положений, проф. Осипов неверно учит о Воплощении Христовом и Искуплении Им совершенном:

- в Воплощении Иисус Христос "принял" на Себя природные следствия грехопадения;

- Искупление рода человеческого состояло якобы в том, что Христос изжил в Себе эти природные следствия грехопадения.

Учение проф. Осипова не сочинено им от начала до конца, а в основных своих мыслях получено от его отцов и учителей, среди которых архиеп. Иларион (Троицкий), митр. Сергий (Страгородский), митр. Антоний (Храповицкий), а также ряд их последователей и единомышленников.

Это направление мысли было основательно рассмотрено в книге архиеп. Серафима (Соболева) "Искажение Православной истины в русской богословской мысли",[1] в докладе архиеп. Феофана Полтавского,[2] в письмах митр. Елевферия Виленского и Литовского,[3] в статье прот. Милоша Паренты,[4] и в ряде других публикаций. Поэтому мы считаем нужным разобрать лишь то, в чем проф. Осипов развил учение своих отцов и учителей.

1. проф. Осипов учит, что первородный грех не является грехом в обычном смысле слова

Учение о первородном грехе, как и все православное вероучение, изложено в Священном Писании, и неизменно содержалось Православной Церковью во все века. С особенной же ясностью оно было изложено в связи с ересью пелагианства, что и утверждено постановлениями Карфагенского собора 419 г., которые содержатся в "Книге Правил".

Вопреки этому проф. Осипов исходит из мысли, что несколько веков назад под влиянием западной схоластики Православная Церковь утратила или в значительной мере исказила исконное учение о первородном грехе. Поэтому он ставит дело так, как будто есть некоторый невыясненный или затемненный кем-либо вопрос о грехе. Это дает ему основание излагать свое учение с чистого листа, для чего он по своему усмотрению избирает авторитет одних Святых отцов и противопоставляет его другим Святым отцам.

В изложении проф. Осипова вопрос о первородном грехе распадается на две части: 1) что такое грех, и 2) что такое наказание за грех.

1.1 что такое грех

Свое учение проф. Осипов строит на том, что первородный грех не был грехом рода человеческого, то есть каждого отдельно взятого человека.

Чтобы доказать это, автор вводит следующее подразделение грехов:

- грехи в собственном смысле слова, то есть личные грехи, в которых участвует сознание и воля человека;

- грехи в переносном смысле слова: родовые грехи и первородный грех.

Далее автор делает заявление, что личный грех есть в прямом смысле слова грех, поскольку он совершается сознательно. Ни родовой, ни первородный грех не оскверняют человека, поскольку не совершаются сознательно каждым из потомков порочного рода или падшего Адама.

Автор различает в этом смысле первородный грех от прародительского, то есть личного греха прародителей.

Таким путем проф. Осипов приходит к убеждению, что родовые грехи и первородный грех не связаны с нравственным законом и представляют собой естественное явление, свойственное отдельному порочному роду или всему падшему человеческому естеству.

С помощью таких различений проф. Осипов уничтожает понятие о первородном грехе, как о преступлении всем человечеством (каждым человеком) заповеди Божией. Поэтому автор затрудняется ответить, какая причина произвела первородный грех. Он говорит только, что "грех Адама и Евы имел совершенно особое значение по сравнению со всеми нашими грехами, потому что они находились еще в первозданном, абсолютно чистом виде, и здесь произошло впервые в истории рассечение союза, связи между человеком и Богом".

Из его лекций можно уяснить, что "что-то" произошло и имело значительные последствия для человеческого рода. Эти следствия "чего-то" проф. Осипов и называет "первородным грехом".

Впрочем, проф. Осипов упоминает о том, что причиной "первородного греха" был грех Адама и Евы, и виноваты в "первородном грехе" только они, а вовсе не весь род человеческий. Однако этого не может быть.

В Священном Писании говорится о разных грехах: диавол искушал Еву, Ева послушалась лжеца, а потом упросила согрешить Адама, и Адам согрешил. Здесь, если рассуждать по проф. Осипову, есть три разных личных греха, а не один, как он говорит, "прародительский".

Грех только Адама и Евы не мог быть причиной следствий греха, потому что есть разные личные грехи: Адамов и Евин.

В учении проф. Осипова нет одного прародительского греха, но есть лишь одно следствие: "первородный грех". Один и тот же грех не мог вызвать разные следствия, значит, в Писании сказано по крайней мере о двух личных человеческих грехах.

Поскольку проф. Осипов отрицает, что первородный грех есть нарушение заповеди, то поражение человеческого естества остается следствием "чего-то" необъяснимого в рамках учения проф. Осипова.

Писание же повествует о том, что за грехом Адама и Евы последовали не естественные следствия для человеческой природы, а приговор Божественного Судии, то есть проклятие и наказание каждого из виновников.

Священное Писание повествует только об одном последствии греха Адама и Евы: проклятии Богом сначала диавола, как первого виновника греха; затем Евы: "умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей"; и наконец Адама: "проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься"(Быт. 3:14,16-19).

1.2 что такое наказание за грех

Проф. Осипов считает, что вследствие личного греха Адама и Евы изменилась природа человека, стала тленной и смертной. При этом он не связывает тление и смерть с праведным определением Божиим, а пытается объяснить их через естественные причины. В итоге, он не может убедительно объяснить: почему смерть сохраняется в людях не согрешивших в Адаме, крещенных и даже в святых. Он говорит: "Видимо, до конца поврежденность человеческой природы не исчезает здесь. Необходимо пройти через врата смерти. Сам Христос через врата смерти прошел. Значит, что-то еще остается, даже при всей их святости и обожении, которых они достигали. Поэтому восстановление природы человеческой даже у величайших святых происходит через врата смерти".

1.2.1 проф. Осипов учит о возникновении в человеке непорочных страстей

В результате неизвестного проф. Осипову события в природе человека возникли "непорочные страсти". Проф. Осипов относит к непорочным страстям усталость, сон, слезы, пот, гнев, необходимость в пище, одежде, разных, как он выражается, "биологических" отправлениях, подверженность болезням и, наконец, смерть. Все эти страсти являются общими у человека и животных, кроме одежды, которая вызвана стыдом.

О непорочных страстях мы будем говорить ниже (см. 2.2)

1.2.2 проф. Осипов учит о рассечении единого человеческого естества

"Что-то" исказило образ Божий. Это искажение проф. Осипов называет "конститутивным расстройством". Он говорит, что "произошел разрыв единого человеческого существа на три части, каждая из которых обрела собственную волю". Эти три части проф. Осипов называет "умом, сердцем и телом". В этом смысле наш автор говорит о "рассечении грехом единого человеческого естества". Что это неверно, можно видеть из слов св. Григория Богослова: "и одно, если оно в раздоре с самим собой, составит множество"[5]. О том же говорит и св. Максим Исповедник[6]. То есть, под рассечением единой природы понимается не то, что из одной природы стало две самостоятельных части, а то, что природа идет против самой себя.

По поводу "рассечения единой природы" отсылаем читателя к первой главе Доклада архиеп. Феофана Полтавского, где святитель подробно объясняет, что в грехопадении произошло нравственное, а не существенное, или метафизическое, разделение.

Здесь же заметим, что воля есть принадлежность целого естества человеческого, а не одной из его частей. О чем и пишет св. Игнатий (Брянчанинов): "Разнородные части, составляющие существо мое: ум, сердце и тело, рассечены, разъединены, действуют разногласно, противодействуют одна другой. Тогда только действуют в минутном богопротивном согласии, когда работают греху". То есть речь идет не о трех разных "волях", а об одной греховной воле. И следствие греха не в том, что силы различны, а в том, что поработились греху.

1.3 проф. Осипов учит, что первородный грех - это не грех и не наказание за грех

Проф. Осипов схоластически разделяет общий (первородный) грех,- то есть повреждение природы, и личный грех,- то есть действие свободной воли. Поэтому он, как многие схоласты, оказывается неспособен объяснить, как личный грех может вызвать всеобщие следствия.

Проф. Осипов говорит о первородном грехе как "следствии" греха Адама и Евы, объявляя это следствие безразличным к добру и злу, не имеющим отношения к нравственности. Личный же грех, по проф. Осипову, есть обращение этих "следствий" на зло.

Личные грехи не подлежат наказанию (по профессору, Бог вообще никого никогда не наказывает), а просто прощаются.

Итак, проф. Осипов излагает учение о трех грехах, смешивает причины и следствия, грех и наказание за грех. Он считает для себя возможным говорить о первородном грехе как о грехе, потом - как о наказании за грех, и в конце концов приходит к отрицанию и того и другого. Сначала он говорит, что первородный грех есть наследование падшей греховной природы, потом объявляет, что первородный грех не имеет отношения к добру или злу, а злом является лишь личное злоупотребление греховной природой.

Все эти ораторские упражнения проф. Осипова призваны скрыть то, что он иначе, чем православные христиане, понимает слово "грех".

1.4 что такое грех с православной точки зрения

Если, как мы видели, проф. Осипов считает грех двоих - Адама и Евы - одним личным грехом, то почему грех, допустим, двадцати, или тысячи, или любого другого числа человек, или, как в случае с первородным грехом, всех представителей рода человеческого - он уже называет иначе? Для этого у него нет никаких оснований.

Разве только о личных грехах сказано: "Всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие" (1 Ин. 3:4)?

Если же вместе со всей Церковью мы будем верить в то, что грех есть беззаконие, то нам станет понятно, какова должна быть точка отсчета в рассуждении о любом грехе, в том числе и первородном.

Чтобы выяснить, кто согрешил, надо понять прежде всего, кому была дана заповедь. Исходная точка состоит в заповеди, данном Богом законе. Поэтому если заповедь дана всему народу, то в нарушении повинен весь народ, если заповедь дана трем человекам, то в нарушении повинны три человека. "От Сиона выйдет закон" (Ис. 2:3) - этот закон ко всем, и к язычникам. А были заповеди и повеления к одной группе - например, поколению евреев, вышедших из Египта.

Точно так же в Адаме все согрешили (Рим. 5:20), потому что заповедь не вкушать от дерева познания добра и зла была дана всему человечеству.

Заповедь была дана всему человечеству, и все ее нарушили, и все согрешили.

Все согрешили, и все наказаны.

То, что все люди подлежат смерти, то, что женщины в страданиях рождают детей, является неопровержимым доказательством вины всего рода человеческого пред Богом.

Эта вина и есть первородный грех.

В раю все человечество в самом прямом и непосредственном смысле составляли Адам и Ева. Более того, прародители представляли в своем лице человечество.

Поскольку Адам и Ева составляли все человечество (то есть было всего два человека, и оба они согрешили), то от этого происходит различие, как личного греха Евы от греха Адама, так и наказания за них. Еве присуждено рождать в болезни, и потому она стала матерью живущих. Адаму - в поте лица возделывать землю.

Поскольку прародители представляли все человечество, то в них, как и в каждом из нас, сохраняется всецелой человеческая природа. Св. Григорий Нисский пишет: "Первый человек имел в себе всецелую меру человеческой сущности, и также и рожденный от него состоит в том же соотношении сущности... Поэтому нельзя сказать, в собственном смысле, будто бы Адам родил другую кроме себя сущность, но справедливо будет говорить, что Адам родил от себя другого себя, и в этом другом рождено вместе все то, что есть в сущности родившего"[7].

В этом смысле св. Иоанн Златоуст учит: "как скоро он [Адам] пал, то чрез него соделались смертными и не евшие от запрещенного древа"[8]. Так и блаженный Феодорит говорит: "Посему, когда Адам, находясь уже под смертным приговором, в таком состоянии родил Каина, Сифа и других, то все, как происшедшие от осужденного на смерть, имели естество смертное"[9].

Итак, в Адаме все человечество согрешило в том смысле, что и Адам и Ева - это было все человечество. И, во-вторых, поскольку Адам в той же мере человек, как все мы. Отсюда наказание "смертью умрешь" относилось и к Еве, и к каждому из нас, хотя ни Ева, ни мы лично не слышали этой заповеди.

1.5 что такое наказание за грех с православной точки зрения

Грех есть вина перед Законодателем, а последствия греха - это наказание за грех. Или, как говорится в Послании Восточных патриархов о православной вере: "А бременем и следствиями падения мы называем не самый грех.., но удобопреклонность ко греху, и те бедствия, которыми Божественное правосудие наказало человека за его преслушание, как то: изнурительные труды, скорби, телесные немощи, болезни рождения, тяжкая до некоторого времени жизнь на земле странствования, и напоследок телесная смерть"[10].

Итак, вина человеческого рода перед Богом вызвала праведное наказание. Иначе мы представляем Бога несправедливым и нелюбящим, если считаем, что человечество страдает безвинно. Ведь либо Бог несправедливо наказывает смертью не согрешивших по подобию Адама, либо допускает, чтобы вопреки Его воле совершалась столь вопиющая несправедливость. Ни то, ни другое невозможно.

Если заповедь дана только Адаму и Еве, то вина только их двоих не могла бы вызвать следствия ни для кого кроме них. Но следствия грехопадения прародителей, даже по учению проф. Осипова, относятся к каждому человеку. Значит, в Адаме все согрешили (Рим. 5:12).

Св. Феофан Затворник рассуждает об этом следующим образом: "Иные толковники,- говорит он,- другие мысли соединяют с сим выражением, основываясь на том, что по-гречески стоит не "в немже", но что следует перевести "поколику", "так как". Но мысль и при этом будет та же, то есть, что согрешили в нем (Адаме). И напрасно думают отнять у сего места силу доказательства первородного греха, говоря, что точный перевод сего места должен быть таков: "так как все согрешили". А при этом не необходимо будет видеть здесь мысль, что согрешили в нем, ибо можно еще всем согрешать по примеру его, по поводу его.- То правда, что если взять эти слова: "поелику все согрешили", вне связи, то они могут не давать той мысли, что все согрешили в нем; но если брать в связи и с предыдущим, и с последующим, то и при этом переводе (поелику все согрешили) необходимо дополнять перевод словом "в нем", чтобы выдержать вполне мысль Апостола. Он говорит: грех чрез одного вошел в мiр и грехом смерть, и таким образом смерть во всех вошла. Грех отворяет врата смерти. Если она вошла во всех, то во всех предшествовал ей грех. Но во всех грех предшествовать смерти не мог иначе, как тем, что все согрешили в том, чрез кого грех вошел, то есть в первом человеке Адаме. Таким образом читая: "смерть вошла во всех людей, потому что все согрешили", не можем иначе понимать,.. как согрешили в нем"[11].

"Но хотя это "в нем" само собой должно было приходить на ум по ходу речи, тем не менее однакоже св. Апостол остановился на этом, и следующие два стиха употребил на укрепление этой мысли в уме читающих, чтобы они, читая: "все согрешили" и не могли иное разуметь, как "согрешили в нем". Так важно это "в нем"!

"Для подтверждения этого Апостол не вступает в глубокие рассуждения, а только наглядно представляет ход смерти. Все умирали, говорит, после Адама, но не грешили подобно ему. Хотя и грешили они, но не грешили подобно ему, потому что не имели закона, а где нет закона, там нет преступления, там грех не вменяется. Если не вменяется, то не влечет и наказания, то есть смерти. Если так, то откуда же смерть умиравших после Адама?- Ни откуда, как от греха самого Адама, ни откуда как из того бедственного события, что во Адаме уже все согрешили. Такова мысль Апостола в 5:13 и 14 стихах"[12].

"Но как можно говорить, что грех не вменялся до закона?- спрашивает далее св. Феофан Затворник,- Каину вменен, вменен допотопным, вменен столпоздателям, содомлянам, египтянам;- и все они понесли соответственные кары Божии,- и отвечает.- Апостол разумеет такое вменение, по которому бы за грех присуждалась смерть, и смерть общая всем. Ибо он ищет источника смерти людей после Адама и, как смерть у него выше поставлена следствием греха, ищет такого греха, который был бы причиной смерти всех по определению Божию. Но такого греха не было; были грехи, но греха в таком значении не было. Не было грешащих по подобию преступления Адамова. Люди грешили, будучи уже насмертниками, осужденными на смерть. И [после Адама] на смерть некоторые осуждались, как допотопные, содомляне, египтяне, но это было не первоначальное, не источное присуждение смерти, а только ускорение срока смерти, уже присужденной всем"[13].

Потомки Адама не грешили так как он, и несмотря на это наказаны так же, как он. Следовательно, все потомки Адама 1) согрешили, свидетельством чему - наказание от Бога; 2) согрешили не после Адама, и не по его подобию, а в Адаме.

Архиеп. Феофан Полтавский отмечал: "Понимания 5:12 в смысле учения о первородном грехе требует и дальнейший параллелизм апостола Павла между Адамом и Христом Спасителем, приводимый им в последних стихах той же главы Послания к римлянам. Кратко, но точно параллелизм этот может быть выражен словами митрополита Филарета: "Адам", по Апостолу, "естественно есть глава всего человечества, которое составляет одно с ним, по естественному происхождению от него. Иисус Христос, в Котором Божество соединилось с человечеством, благодатно соделался новой всемогущей Главой человеков, которых соединяет с Собой посредством веры. Посему как в Адаме мы подпали греху, проклятию и смерти, так избавляемся от греха, проклятия и смерти в Иисусе Христе"[14].

___________________________________

Если отвергнуть первородный грех, как вину человечества перед Богом, то становится необъяснимым наказание за грех. Отсюда возникали и возникают разного рода теории, но, пожалуй, самой далекой от истины является теория проф. Осипова: что вины не было, общего всем греха не было и ничего определенного не было, а всеобщее следствие было.

2. проф. Осипов учит, что Иисус Христос "принял" на себя первородный грех

Переходя к учению о Воплощении и Искуплении, проф. Осипов переносит выводы из своего неверного учения и на эти важнейшие Христианские догматы.

Поскольку проф. Осипов неверно учит о грехе и наказании за грех, то он не может верно учить об избавлении от греха, проклятия и смерти.

Отвергнув понятие о грехе, он неверно судит о Христовой Жертве, а отвергнув понятие о наказании, он говорит о принятии Христом падшего естества.

2.1 проф. Осипов неверно учит об усвоении грехов

Итак, согласно проф. Осипову, нет наказания за грех, однако есть следствия греха. Придя к этому неверному положению, проф. Осипов оказывается не способен должным образом различить усвоение по естеству и по лицу, страдание в собственном смысле слова и в иносказательном, тление смертное и просто тление. Все это по порядку нам предстоит рассмотреть ниже.

В Воплощении Иисус Христос, согласно проф. Осипову, "принял" на Себя природные следствия грехопадения, стал "грехом" и "клятвой". Наш автор не видит в этом ничего ужасного, поскольку слова "грех" и "клятва" он понимает иносказательно. Тот "грех", о котором он говорит, не имеет отношения к добру и злу, исполнению или нарушению заповеди, а является принадлежностью естества.

Как только наш автор ставит грех и следствия греха вне нравственной оценки, его учение перестает быть Христианским и превращается в одну из разновидностей метафизики. Эта метафизика исследует отвлеченно взятые законы естества. Так понятые законы естества уже никакими усилиями невозможно примирить с Христианской догматикой.

Особенно явно это проявляется в учении проф. Осипова о грешной человеческой природе. Поскольку природа не грешит, а грех есть удел личности, то проф. Осипов думает тем самым открыть путь к учению о принятии грешной природы в Воплощении. По этому учению, грешная природа не может осквернять личность, потому что вообще между грехом (личным) и следствиями греха (всеобщими следствиями) стоит непреодолимая метафизическая стена.

2.2 проф. Осипов отождествляет первородный грех с "непорочными страстями"

В том же духе проф. Осипов заблуждается и относительно последствий и бремени греха, которые он отождествляет с "непорочными страстями". В частности, непорочные страдание и тление Христовы он объявляет последствиями греха, а смерть в наказание за грех относит к "непорочным страстям".

От различения страдания непорочного и страдания греховного, тления смертного и тления естественного прямо зависит, насколько верно будет изложено учение о Воплощении Господа нашего Иисуса Христа и Его Искупительной Жертве.

Проф. Осипов не может не знать, что такое различение соблюдается как в Библии, так и в Священном Предании, поэтому мы вынуждены предположить, что он сознательно вводит слушателей в заблуждение.

При этом проф. Осипов неизбежно впадает в затруднения при истолковании догмата о Непорочном Зачатии и Рождении Христа Девой Марией, поскольку рождение в муках бесспорно относится к последствиям первородного греха. По теории проф. Осипова, из закона первородного греха не должно быть и не может быть изъятий.

Если стоять на точке зрения метафизики проф. Осипова, то первородный грех был побежден Девой Марией, а не Христом, поскольку в Ней первой был побежден "естества чин".

Чтобы выйти из этого затруднения, проф. Осипов вынужден вообще не связывать этот догмат с первородным грехом и Искуплением, и объяснять его как победу над родовым грехом, якобы пребывавшим в роду Авраамовом, Иудином, Давидовом.

2.3 проф. Осипов учит о не добровольном, а вынужденном законом падшего естества страдании Спасителя

Основываясь на своем неверном метафизическом учении, проф. Осипов подчиняет Христа законам падшего человеческого естества. Этим он отменяет исконное представление Церкви о добровольном страдании Христовом.

По его учению выходит, что как люди страдают безвинно за грех Адама, так и Христос.

2.4 как учит Православная Церковь об усвоении Христом человеческой природы

Христианство учит о том, что человеческая природа (как и всякая природа) создана Всеблагим Творцом, и, поскольку создана Богом, блага, неизменна и будет существовать вечно.

Как учит св. Дионисий Ареопагит: "Все существующее сохраняет свою собственную природу неиспорченной, потому что преисполнено всякой божественной гармонии и священного благолепия"[15].

А грех противоестествен, и имеет своей причиной злую волю: "Зло не существует, [ни само по себе], ни в иных существах. Зла, как такового, нигде нет. Становится же оно им вследствие не силы, а слабости"[16].

Кратко говоря: "все существа, поскольку они существуют, благи и происходят из Блага; поскольку же они лишены Блага - они неблаги и не существуют"[17].

Отсюда ясно, что Православная Церковь понимает, что такое "падшее человеческое естество", иначе, чем проф. Осипов. Церковь настаивает на том, что естество создано Богом и потому благо, а грех есть уклонение от блага. Значит, грех несовместим с естеством, противоестествен.

Церковь, как мы видели выше (1.4), понимает "падшее человеческое естество" в том смысле, что Адам имел всецелое человеческое естество, какое имеет каждый из нас, и Адам пал, то есть в нем все мы согрешили.

"Грешное естество" - то, которое согрешило в Адаме, а не только подобное тому; "падшее" - то, которое в Адаме пало, а не уподобилось только падшему.

Господь наш Иисус Христос не согрешил, ни в Адаме и ни как иначе. Христос безгрешен и по Божеству и по человечеству, и поэтому не был наказан за Его грех. В этом смысле следует говорить, что Христос принял не падшее, а наоборот безгрешное человеческое естество, и "искушен во всем, кроме греха" (Евр. 4:15).

Но можно, как делали Святые отцы, в правильном смысле говорить, что Спаситель принял в Воплощении человеческое естество таким, каким оно стало после грехопадения. Так говорится, потому что Господь принял тело во всем подобное нашему: мы были лишены славы Божией, и Он не имел вида и величия, мы, не поддерживаемые благодатью Божией, утомляемся, и Спаситель утомлялся, хотя не был оставлен.

То же самое относится и к прочим высказываниям Святых отцов, к которым прибегает проф. Осипов. Можно в правильном и в неправильном смысле говорить о страдании, тлении, исцелении падшего естества и проч., потому что есть два рода страдания, тления и исцеления.

Спаситель усвоил в подлинном и несомненном смысле человеческую безгрешную природу. И Он же сделался "за нас клятвою" (Гал. 3:13), "взял на Себя наши немощи и понес болезни" (Мф. 8:17). В существенном смысле Он усвоил нашу природу, а в другом (относительном, подражательном) - наши грехи.

Об этом рассуждает св. Иоанн Дамаскин. "Должно же знать, что есть два усвоения: одно - естественное и существенное, и другое - личное и относительное. Естественное и существенное, конечно, то, соответственно которому Господь, по человеколюбию, воспринял как естество наше, так и все естественное, по естеству и поистине сделавшись человеком и испытав то, что относится к нашему естеству; личное же и относительное бывает тогда, когда кто-либо принимает на себя лицо другого по причине какого-либо отношения, то есть сострадания или любви, и вместо него произносит направленные в его защиту речи, самого нисколько не касающиеся. Соответственно этому, Господь усвоил Себе и проклятие, и оставление наше, и подобное, что не есть естественно, усвоил, Сам не будучи этим или не сделавшись, но принимая наше лицо и поставляя Себя наряду с нами. Вот такого рода смысл имеет и изречение: "быв по нас клятва" (Гал. 3:13)"[18].

Итак, безгрешную человеческую природу Господь усвоил естественно и существенно, а грехи усвоил по лицу, лично и относительно, а ни в коем случае не по естеству. Потому что грех вообще несовместим с естеством.

2.5 как учит Православная Церковь о тлении и смерти

Иначе, чем проф. Осипов, учит Церковь о тлении и смерти.

"Бог создал человека для нетления" и во образ собственной Своей вечности: "но завистью диавола вошла в мiр смерть" (Прем. 2:23-24)"[19],- пишет св. Афанасий Великий в "Слове о воплощении Бога Слова и о пришествии Его к нам во плоти".

"Бог сотворил человека, и возжелал, чтобы пребывал он в нетлении. Но... преступление заповеди возвратило человеков в естественное состояние, чтобы, как сотворены были из ничего, так и в самом бытии, со временем, по всей справедливости потерпели тление. Ибо, если, некогда по природе быв ничто, призваны в бытие явлением и человеколюбием Слова, то следовало, чтобы в людях... истощилось и продолжающееся навсегда бытие. А это и значит, разрешившись оставаться в смерти и тлении.

"Ибо человек, как сотворенный из ничего, по природе смертен, но по причине подобия Сущему, если бы сохранил его устремлением к Нему ума своего, мог замедлять в себе естественное тление и пребыл бы нетленным"[20].

Введя человеков в рай Свой, Творец "дал им закон, чтобы если сохранят благодать и пребудут "добры", то, кроме обетования им бессмертия на небесах, и жизнь их в раю была беспечальна, безболезненна и беззаботна, а если впадут в преступление и, переменившись, сделаются худы, наперед знали о себе, что в смерти претерпят естественное тление и не будут жить более в раю, но умирая уже вне его, останутся в смерти и тлении. На это же указывает и Божественное Писание, говоря от Лица Божия: "От всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь" (Быт. 2:16-17).

"Смертью же умрешь", что иное значит, как не только необходимость умереть, но и оставаться в тлении смерти?"[21].

Итак, мы видим, что св. Афанасий Великий, в полном согласии с Писанием и церковным Преданием, учит о двух смертях. Одно тление было по естеству, и таким (тленным, и в этом значении смертным) человек стал не после грехопадения, как учит проф. Осипов, а был таким - то есть ничем - даже до сотворения.

Человек создан из ничего, поэтому смерть для него не может быть противоестественной.

Да и получив жизнь, человек все равно изменчив, как все твари, потому что, как пишет св. Григорий Нисский, "получившему начало бытия путем изменения нельзя, конечно, быть неизменным. Ибо перехождение из небытия в бытие есть уже некоторого рода изменение, потому что тут небытие Божественной силой прелагается в бытие"[22].

Это тление-смертность на самом деле есть то же самое, что страдание как "естественное действие"(св. Григорий Нисский), то есть подверженность изменению.

2.6 как учит Православная Церковь о двух видах изменения

В твари есть два вида изменения: в соответствии с волей Творца или, наоборот, вопреки заповеди Творца.

"Поскольку,- учит св. Григорий Нисский,- одно лишь то неизменяемо по природе, что имеет несотворенное бытие, а те существа, которые сотворила из ничего несозданная Природа [Бог], как начавшие бытие прямо с перемены, всегда шествуют путем изменения, то если они поступают по природе, изменение в них всегда клонится к лучшему, а если совращаются с правого пути, то такое стремление приводит их к злу"[23].

2.7 как учит Православная Церковь о двух видах страдания

Соответственно, в твари есть два вида страдания - греховное и непорочное.

Вот как учит св. Григорий Нисский: "Страдание принимается то в собственном, то в несобственном смысле. То, что касается воли и отвращает ее от добродетели ко злу, есть в истинном смысле страдание. А что усматривается в природе последовательно шествующей своим порядком, это гораздо точнее может назваться ходом [ее], чем страданием, как то: рождение, возрастание, поддерживание существа входящей и исходящей пищей, сочетание стихий в теле, обратное разрешение сложенного и возвращение к сродным элементам.

"К чему же прикоснулось Божество, по учению нашего таинства? К тому ли, что в собственном смысле называется страданием, которое есть зло, или к действию естественному?.. Ибо мы не говорим, что и врач страдает, когда исцеляет страждущего. Но хотя бы исцеляющий и прикоснулся к болезни, сам он остается вне страдания. Если рождение само по себе не есть страдание, то и жизнь нельзя назвать страданием"[24].

Как мы видим, святитель относит "обратное разрешение сложенного и возвращение к сродным элементам", то есть смерть, к непорочному страданию.

Точно также учит св. Василий Великий: "Инаковы страдания плоти, инаковы - плоти одушевленной, и инаковы - души, действующей в теле. Итак, плоти свойственно быть рассекаемой, умаляться и разлагаться, и опять, плоти одушевленной свойственно утомляться, чувствовать боль, алкать, жаждать, предаваться сну, а душе, действующей в теле, свойственны печали, беспокойства, заботы и тому подобное. Из этих страданий одни естественны и необходимы для живого существа, другие же навлекаются худым произволением по неустройству жизни и недостатку упражнения в добродетели. Из этого видно, что Господь принял на Себя естественные страдания в подтверждение истинного, а не мечтательного вочеловечения, а сколько ни есть страданий, производимых пороками и оскверняющих чистоту жизни нашей, те отверг Он как недостойные пречистого Божества. Поэтому сказано, что родился Он "в подобии плоти греховной" (Рим. 8:3), не в подобии самой плоти.., но в подобии плоти греховной, почему, хотя воспринял Он плоть нашу с естественными ее страданиями, однако "не сделал никакого греха" (1 Петр. 2:22)"[25].

Непорочное и естественное тление, изменение и страдание является тем, что понимается в Священном Предании под названием "непорочных страстей".

К этому естественному тлению, изменению и страданию относятся те высказывания св. Максима Исповедника, которыми злоупотребляет проф. Осипов.

Второе тление, изменение и страдание является ничем иным как последствием греха, и потому называется "греховным".

Отсюда ясно, что проф. Осипов совершает сразу две очень серьезные ошибки. Во-первых, он называет непорочные страсти результатом грехопадения, тогда как на самом деле они присущи человеку по естеству.

Во-вторых, проф. Осипов считает, что Христос принял не безгрешную плоть, а вместе со следствиями грехопадения.

2.8 как учит Православная Церковь об искажении природы

Искажение природы - не естественное следствие, а идет против природы. Проф. Осипов же учит иначе: для него все происходит внутри естества, по его собственным внутренним законам. Поэтому в его изложении отсутствует Библейское повествование о грехопадении, в котором явно указывается, что первопричиной грехопадения был диавол, потому что сначала диавол согрешил.

Тем временем святоотеческое учение и в не меньшей мере православное богослужение восхваляют Христово Искупление за то, что им "попрана бысть сила вражия", за то, что мы освободились "от работы вражия", "от злодейства древнего запинателя"[26].

Итак, следствия грехопадения были порочными в людях не просвещенных светом крещения. Люди поработились не своему естеству или какой-либо части естества, а греху и врагу, то есть тому, что вне природы и против природы.

Церковь связывает Искупление с избавлением от "работы вражия", чем очевидно для каждого христианина показывает, что греховное искажение было 1) против природы и 2) личным.

2.9 как учит Православная Церковь о двух видах смерти

Как мы видели выше, св. Афанасий различает естественное тление-смерть и смерть в наказание за грех: "Смертью же умрешь", что иное значит, как не только необходимость умереть, но и оставаться в тлении смерти?"- пишет он.

Скорби и смерть не зло само по себе. Поэтому смерти первой, как и голоду, жажде, скорбям, можно подвергаться и безвинно, то есть не вследствие греха. Различие здесь не в самих скорбях - тем же самым скорбям можно подвергаться безвинно и в наказание за грех. Различие не скорбях, а в Божием определении.

Одно определение - тлеть, а другое оставаться в тлении смерти. Поэтому первая смерть-тление или безвинна, или повинна; а смерть вторая (определение оставаться в тлении смерти) может быть только наказанием[27].

2.10 как учит Православная Церковь о двух вечностях

Итак, есть два рода страдания, изменения и смерти: благое и злое. Благое, естественное - то есть во исполнение заповеди, а злое, противоестественное - в нарушение заповеди.

Адам по естеству был смертным в том смысле, что сотворен из ничего. И Адам по естеству был вечным в том смысле, что имел в себе образ Божий, то есть был создан для вечности. Все потомки Адама, в исполнение этого повеления, воскреснут с телами и будут жить в вечности, только дл

16.01.2009

Постоянный адрес статьи :
http://christianos.ru/info/2560.html
Роман Вершилло



  Новости:

Папу Римского "отлучили". Раввинат приостановил официальные отношения с Ватиканом


Архиерейский Собор избрал трех кандидатов на Московский Патриарший Престол
Ими стали митр. Кирилл (Гундяев), митр. Климент (Капалин), митр. Филарет (Вахромеев)

Делегатам на Поместный Собор от Украинской Православной Церкви не позволили совершить Литургию в соборе Святой Софии в Киеве


Прекращено уголовное дело по факту гибели Царской семьи
Прокуратура сочла, что "истек срок давности"
Посмотреть все

  Авторская колонка:

Церковная жизнь течет поверх человеческих расчетов
Бог ведет Свою Церковь к победе верой и к победе веры.
Посмотреть все

   Редакция     Контакты     Благотворителям      При полном или частичном использовании материалов
ссылка на "Сhristianos.Ru" обязательна.  ©2008  
Rambler's Top100